Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

фото

Человеческий документ

Оригинал взят у rigort в Ополченец о современном состоянии армии ДНР

Ополченец с позывным Громов отписал интересное письмо:
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1450586405249659&id=100008949392861

"Умоемся кровью.

Ополчение и армия. Не выплеснули ли с водой ребенка? Сейчас в преддверии возможного наступления хочу подумать, получится ли оно у нас. Всем заинтересованным сторонам конечно понятно что получится. В случае нужды есть кому помочь. Но меня беспокоит вопрос - а какую цену заплатит наша армия за это.
Так уже получилось, что я воюю в Донецке почти с первых дней войны. Начинал простым пехотинцем, когда артиллерии у нас еще не было, и по своей армейской специальности начал воевать только в сентябре 2014 года. Я своими глазами видел весь процесс рождения и становления вооруженных сил в ДНР изнутри.

С самого начала, в начале мая 2014 ополчение в Донецке было в основном представлено Востоком и Оплотом. У востока имелось пара полноценных рот, у оплота одна. Было еще немного диких ополченцев, о которых никто особо не знал, и потом они прибились к какой-то из сил. К концу мая в Донецке также как организованная сила появились еще люди Безлера, получавшие указания из Горловки. Добровольцев из России было очень мало, в востоке тогда основной силой являлись осетины. Вокруг творился бардак и неразбериха. Украинские силовики мирно соседствовали с ополченцами. А сами ополченцы еще стеснялись отжимать что либо в наглую. Все надеялись что это ненадолго, и скоро мы будем цветами встречать российские танки.

В этих условиях и происходил первый бой за Донецк, возле Карловки. И в этом бою неорганизованная сборная солянка ополченцев почти без потерь вламывает батальону Донбасс по самые помидоры. Сам бой интересен тем, что четверо ополченцев с блок-поста на карловской дамбе, у которых было три автомата и одна муха, удержались под атакой Донбасса почти два часа до прихода подкреплений из Донецка. Как это возможно, и почему это произошло - фактора два: враг не умел воевать, и не был готов воевать рисковать собой, а ополченцы знали на что шли, и хотя воевать так-же не умели - готовы были стоять насмерть.

И далее именно эта готовность воевать до последней капли крови и отличала ополчение от украинской армии, даже несмотря на ошибки и явное предательство командования(это я про Востоковские штурмы аэропорта и мариновки, кому интересно могу потом очень много подробностей рассказать). Потом летом потянулись добровольцы, и они так-же воспринимали эту войну как свою. Так-же готовы были положить свою жизнь на фронтире своей родины - России.

В июне-июле месяце это все было сопряжено в том числе и с темными сторонами ополчения. Ополченцы остались единственным законом в городе, и каждый вершил правосудие в меру собственного понимания справедливости, эдакий судья дредд в отдельно взятом городе. Таким образом в Донецке резко кончилась уличная преступность и наркоторговля. Я - конечно противник "ям" и "роботов", но я не раз видел своими глазами как месяц в роботах лечит законченного наркомана. Ну а наркоторговцев валили сразу, без суда и следствия. От этого удара наркобизнес в Донецке не оправился до сих пор, несмотря на все старания материально заинтересованных властных лиц. Многие из ополченцев при этом не забывали и про свой карман, занимались мародеркой и отжимами машин, но надо сказать в оправдание что все таки в большинстве либо элитных, либо бусиков которые реально были нужны для войны. Большинство среднестатистических жителей бедного и среднего классов от рук ополченцев практически не пострадало. Все эти люди несмотря ни на какие темные стороны были глубоко идейными, и их отличала все та же готовность к самопожертвованию. Организованная преступность перекрасилась в ополчение уже позже, когда стало понятно что мы победим. А до того быть ополченцем вместе с огромными возможностями было и очень рисковано. Автомат и камуфляж стали определенным признаком свой-чужой, но в то-же время если бы ты не смог ответить из какого ты подразделения, либо у подразделения была плохая репутация - тебя однозначно ждала бы яма.

Подразделения тогда образовывались вокруг харизматичных командиров, и от личных способностей командира зависела и численность и успешность. Оружие добывали кто во что горазд, каналов снабжения было не так и много, и все были завязаны либо на оплотовский, либо на востоковский либо на безлеровский каналы. Очень велика была доля трофеев. Единого командования фактически не было. Каждый из командиров нес на себе всю ношу принятия решений, и взаимодействие с другими организовывалось уведомительным порядком. Из сохранившихся и доживших до нашего времени подразделений того времени осталась наверное лишь пятнашка. Да и той насколько я знаю осталось недолго, черезчур уж они самостоятельны, а это в нынешние времена никому не нравится.

В районе осени начали формально создавать армию. Это был действительно необходимый шаг, так как на тот момент появилось множество псевдоподразделений ни разу не бывавших рядом с фронтом, но занимающихся как раз криминалом. Кстати большинство этих подразделений фронт потом так и не понюхали, влившись потом в полицию. Даже шутка такая была, что раньше в центре города не протолкнуться было от спецназов с летучими мышами, а осенью, когда их попросили соотвествовать эмблеме, они резко стали ВВ, полициями и прочими комендантскими.

История не знает сослагательного наклонения, однако на мой взгляд нужно было брать уже сложившиеся подразделения и вокруг уже зарекомендовавших себя командиров наращивать мясо. У нас же в процессе создания армии шло скорее устранение конкурентов. Донецк опережал Луганск в политическом плане, и этап с устранениями неугодных типа убийства бэтмэна у нас прошел раньше и гораздо тише, в том числе многих просто попросили уехать. В результате типичным случаем стало оставить костяк боевого подразделения, а командира туда впихнуть своего, не всегда грамотного и отвечающего уровню этого подразделения, зато лояльного Захару. Этому же подыгрывали и кураторы, в тот момент боровшиеся за единоначалие. Так к зиме худо-бедно ополчение обригадили. Без самостоятельно мыслящих толковых командиров эффективность этих бригад была невысокой, но хоть дали комплект бригадного тяжелого вооружения, пусть и не без приключений и не всем одинаково.

Другой фактор в том, что при обригаживании приехали советники. А как вы думаете, хороший командир, если ему пришла разнарядка сверху, отпустит от себя грамотного спеца в долгую, дальнюю командировку? Вот и приехали отбросы армии, которым мне иногда приходилось показывать как разбирается АК, а вроде-бы артиллерийские офицеры путали дульный тормоз с тормозом отката. Ну а поскольку безграмотность и амбиции в армии идут рука об руку - я как будто окунулся в до боли знакомую мне атмосферу украинской армии 2000х. Они начали здесь строить армию мирного времени, где все должно быть прямоугольно, перпендикулярно и покрашено, везде должны быть заполнены тонны бумажечек. Реальное состояние личного состава и техники никого не волнует, важно красиво отчитаться. Ситуация когда в батальоне один танк ездит, один стреляет - это нифига не манера речи - я такое видел. Главное что бы по бумагам был полнокровный танковый батальон. У меня в этот период были неоднократные конфликты с руководством когда меня в приказном порядке загоняли стрелять каждый день с одной и той-же известной противнику позиции, а я своим решением игнорировал эти приказы и выезжал каждый раз на разные. А ребята из других батарей на этом бывало очень больно обжигались, причем сами еще и оставались виноватыми.

Потом все это вылилось в Дебальцево. В котором бригады конкретно облажались, а вытягивать все тяготы на себе пришлось костякам старых ополченческих подразделений. Потому и операция расчитанная на несколько дней затянулась на месяц, и в результате были выполнены только минимальные цели. Сам план операции был неплох, выполнен в лучших традициях советской школы. Если бы войска в реальности соответствовали тому что было по бумагам - Артемовск, Константиновка, а при удачном стечении обстоятельств и Краматорск со Славянском сейчас были бы нашими, или как минимум мы бы стояли у них в предполье. А получилось что получилось, и потери абсолютно неприемлемые для нашей маленькой армии.

После Дебальцево показалось что выводы были сделаны, и советники поехали получше, и боевая подготовка худо-бедно началась в полях а не на бумаге, да и командиры пообтесались и стали хотя бы издалека понимать что такое война, хотя требований бумажек и не сбавили. Но сейчас наступила другая беда - и имя ей зарплатчики. В связи с плачевной экономической ситуацией армия стала единственным местом где зарплату платят хотя-бы относительно вменяемую и регулярно. И потянулись простые местные мояхатаскрайники в армию. Ведь сейчас перемирие, а следовательно почти безопасно. А идейные в этот же период начали разочаровываться. Ведь какой смысл воевать не щадя себя, если потом все равно политики превращают это в клоунаду. Добровольцы из России потянулись домой, местные идейные тоже рассосались по отпускам или задумались о более теплых местах. Ведь каждому из них нужно понимать - твои действия не напрасны, то за что ты готов положить жизнь нужно не только тебе, но и всем. Политики как раз это чувство из под ног и выбили. И оказалось у нас в войсках слишком мало идейных и слишком много тех, кто пришел за зарплатой и побежит после первого же серьезного боя.

Меня сейчас могут обвинить, что я лью воду на мельницу укропов. Нет, я просто озвучиваю реальные проблемы. Ведь до командования корпусом их никто не доносит. Традиция очковтирательства в бумажках никуда не делась, и генералы при планировании думают что у них полноценный корпус с полнокровными бригадами. И пусть сейчас не зима и из танкового батальона выедут из парка две трети техники, и почти у всех даже будет как то работать связь. Но я уверен - минимум половина просто побоится выполнить полноценную задачу нарезанную для настоящего батальона, ведь это же риск, а у него семья, кто ж о ней позаботится в случае утраты кормильца. Отстреляют БК в поле, и вернутся назад.

Вот и получается такая грустная история, что спустя год мы сравнялись по качеству с украинской армией. А при равном качестве - бог на стороне больших батальонов. Укропов там гораздо больше, и они сидят в обороне. Я боюсь повторения Дебальцево и хочу донести до наших большезвездных командиров по обе стороны границы - побеждать укропов имеющимися силами можно и нужно, но преступно при планировании расчитывать на подразделения как на полнокровные армейские. Умоемся кровью."


фото

Впечатления дончанина о Саратове. Продолжение продолжения

Оригинал взят у loboff в Дневник беженца. Конец передышки
23-24 августа 2014 года. Саратов-Энгельс, Россия.
Букетно-конфетный, в смысле отпускной период нашего пребывания в Саратове - закончился прошедшими выходными. И одновременно я героически догнал текущую хронологию (фух! - вытирает пот со лба) - отныне записи будут свободного формата, и без привязки к датам. С сегодняшнего дня начинаются суровые будни, а поэтому уик-энд мы без зазрения совести потратили на безделье. В субботу побывали в парке Победы, в воскресенье - в Энгельсе. Тем самым в качестве "поставить галочки" остались сущие мелочи - музей Радищева, краеведческий, и всё же наконец искупаться в Волге. После чего, даже если и уезжать, то и уже будет не настолько обидно - хотя бы туристическая программа-минимум выполнена, и то дело.

Энгельс вполне приятный городок. Тихий, спокойный, такой себе дополнительный спальный район Саратова. Жить здесь пожалуй вполне комфортно, да и пляж - и ближе, и есть бесплатный. А вот добираться через мост вроде как не самое большое удовольствие, по словам нашего вчерашнего экскурсовода, ув. maxim_shatkin. Типа, когда мост отремонтируют, и снова откроют движение не только для общественного транспорта - вернутся пробки, ожидание на въезде и выезде, и вообще. Но пока что поездка через мост сплошное удовольствие. Исторический центр Энгельса после Саратова впечатляет не слишком, а вот новые элитные новострои очень хороши - небанальная архитектура, светлые, обустроенные дворы, словом, для жизни самое то, но явно недёшево. Частный сектор вдоль дамбы классический "город контрастов" - трущобы рядом с особняками. Волга прекрасна. Словом, в этом городе можно родиться, прожить жизнь и умереть, и не считать себя обделённым судьбой. Но можно и не жить.

Люди в Энгельсе и правда другие - не соврал ув. mike_tsi. В чём другие - сразу и не скажешь, но - это не саратовцы, вот правда. Видимо, и так бывает тоже. Впрочем, и сам Саратов за пределами исторического центра город себе как город. Тот же Донецк, по сути. Не хороший, не плохой - обычный. В связи с чем вынужден повториться - город, и то что он есть - это отнюдь не вся площадь застройки. Настоящий город, его суть - это та его часть, в которой сконцентрирована история и душа. Именно исторический центр отвечает за весь город целиком, это такой камертон и метроном одновременно, который и задаёт ритм и мелодику остальному пространству. А ретранслирует он их конечно же через самих людей.

Collapse )

_____________________________________________________________________________________________________________
Напоминаю, что в этом журнале мат, ругань с собеседниками и переходы на личности находятся под категорическим запретом. Любые подобные комментарии удаляются без предупреждения, а упорствующие - отправляются в бан.

фото

Всё для неё, родимой. Ну и приятно же, когда с Президентом РФ согласен



Выбранные места:

Конечно, мы с господином Федеральным президентом подробно обсудили и актуальные международные проблемы – сейчас только что мой коллега об этом сказал, – в том числе и драматические события на Украине. У нас во многом оценки совпадают, есть и вопросы, которые требуют дополнительного рассмотрения, дополнительной работы. Но в одном мы едины – в том, что нужно не только говорить о прекращении кровопролития, но и реально добиться прекращения этого кровопролития.
К сожалению, сейчас у меня есть актуальная информация о том, что в одном из наиболее проблемных мест, в районе города Славянска, идёт бой. Там высадился десант, и уже имеются жертвы. Это печально. Надо всё-таки стремиться к тому, чтобы декларации были подкреплены конкретными делами, иначе ни одной проблемы подобного рода будет не решить.
Вместе с тем мы, конечно, поддерживаем намерение украинских властей и Президента Порошенко не только заявить о перемирии, но и добиться результатов. Я согласен с господином Президентом, семи дней явно недостаточно, тем более что речь не должна идти только о прекращении боевых действий, речь должна идти о конкретных договорённостях между всеми конфликтующими сторонами.
...
Я проинформировал господина Президента и вам могу сказать об этом, мы говорили об этом и украинской стороне, в том числе довели эту информацию до Президента Порошенко – просто объявить о перемирии недостаточно, нужно начать субстантивные переговоры, как говорят дипломаты, по сути проблемы. Если мы услышим или будем дальше слышать, что вот вам 7 дней и за эти 7 дней прекращения огня вы должны разоружиться, но за это время не будет предпринято ни одной попытки договориться по существу с Востоком Украины, то тогда все усилия пойдут насмарку, тогда результата не будет.
А если мы увидим, что начались предметные переговоры с тем, чтобы люди на Востоке Украины могли наконец понять, как будут гарантированы их законные интересы, то тогда большая вероятность успеха. Вот, на мой взгляд, это является ключевым моментом сегодняшнего дня и начавшихся переговоров.
Мне очень приятно и отрадно было отметить, что вчера состоялись первые прямые контакты между представителями киевских властей и представителями юго-востока Украины из Донецка и из Луганска. Вчера первый раз сели за стол переговоров. Да, там не было достигнуто каких-то больших договоренностей, но то, что диалог начался, на мой взгляд, это чрезвычайно важный момент, это, безусловно, позитив.
...
Действительно, я сегодня такое письмо в Совет Федерации направил. С чем это связано? Во-первых, с тем, что получено такое разрешение, и моя просьба дать такое разрешение была направлена в тот момент, когда разворачивались события вокруг Крыма. Я не исключал возможность применения Вооруженных Сил.
Как вы знаете, мы в прямом смысле, для боевых действий, слава богу, Вооруженные Силы не использовали. Более того, мы даже не превысили численность Вооруженных Сил России в Крыму, предусмотренных международным договором. И в этом смысле Президент России и не воспользовался данным ему Верхней палатой Парламента правом.
Да, я не буду скрывать, я уже об этом говорил, мы использовали наши вооруженные формирования для того, чтобы обеспечить свободу волеизъявления крымчан, использовали блокирование некоторых вооруженных формирований украинской армии с тем, чтобы она не вмешалась в процесс волеизъявления, и чтобы не было жертв. Но с точки зрения боевого применения использование российских Вооруженных Сил в Крыму не состоялось, и слава богу.
Сегодня, мы знаем, хоть и вот с такими сбоями, о которых я сам уже сказал, и вы сейчас упомянули, но все-таки Президент Порошенко предложил перемирие и проявил готовность к мирному процессу. На мой взгляд, я и ему об этом тоже сказал, того, что до сих пор сделано, недостаточно для того, чтобы добиться действительно выхода из кризиса. Потому что сказать только, что мы останавливаем боевые действия на 7 дней, а кто за 7 дней не разоружится, будет уничтожен, это не путь к миру. Но это все-таки важный шаг в нужном направлении. Мы надеемся что: а) будет продлено перемирие и б) что оно будет использовано для субстантивных переговоров.
Отвечаю на Ваш вопрос, что мы считаем сутью этих переговоров. Нужно не требовать разоружения, тем более у восточной части Украины, тем более что радикальные силы в виде «Правого сектора» и других радикалов не разоружены до сих пор, хотя многократно об этом говорили и обещали, что эти незаконные, по сути дела, формирования сложат оружие. Они оружие не сложили, даже Майдан до сих пор не освободили. Требовать в этих условиях сдачи оружия со стороны ополченцев просто, на мой взгляд, бессмысленно, потому что они, вспоминая то, что произошло в Одессе, отвечают: «Мы сегодня сложим оружие, а завтра нас всех сожгут заживо».
Но предложение перемирия и начала переговоров – это, безусловно, правильное предложение. И мы, Россия и я как глава Российского государства, хотим создать условия для этого мирного процесса. Этим обусловлено то, что я обратился в Верхнюю палату российского парламента отменить постановление на право применения Вооруженных Сил на Украине. Но рассчитываю на то, что мирный процесс будет развиваться в направлении решения вопросов о законных правах граждан, проживающих в восточной части.
Нужно говорить об изменениях в Основной закон, о том, как люди будут там жить и как они будут гарантированы в своих правах, о которых я уже сказал.
Но отмена этого постановления о праве применения силы совсем не значит, что мы не намерены обращать внимание на то, что там происходит. Конечно, мы всегда будем защищать и этнических русских на Украине, и ту часть украинского населения, украинского народа, которая чувствует свою неразрывную не только этническую, но и культурную, языковую связь с Россией, чувствует себя частью широкого русского мира. И мы, конечно, не только внимательно будем следить, но и соответствующим образом реагировать. Надеюсь, что вооруженные силы для этого не потребуются.
...
...мы никаких предварительных условий в ходе переговоров между киевскими властями и Востоком Украины не выдвигаем, прежде всего потому, что Россия не является стороной в этом конфликте. Хотел бы это подчеркнуть.
Что касается конкретных дальнейших действий, то я только что, по сути, об этом сказал, отвечая на вопрос Вашего коллеги, а именно, мы полагаем, и без этого невозможно обойтись, что нужно начать переговоры о будущем устройстве самой Украины и об обеспечении прав, законных прав и интересов тех людей, которые проживают на Юго-Востоке страны.
Ведь мы много раз об этом говорили, я просто не могу себе позволить долго на эту тему рассуждать, но понятно, откуда конфликт взялся. На Украине произошел государственный вооруженный переворот, часть страны это поддержала, а часть нет. В центре страны и на западе люди взялись за оружие, люди на востоке сказали: «Ну, если там можно взяться за оружие, почему нам нельзя?» И они тоже начали захватывать оружие, чтобы обеспечить свои интересы. Теперь им говорят: «Вы разоружайтесь!». Они говорят: «Нет, пускай сначала разоружатся те, кто первоначально захватил оружие».
Это, понимаете, постоянный круговорот проблем. Нужно этот круг разорвать, безусловно. А сделать это можно только как? Начав разговор по существу, как будут обеспечены интересы всех людей, которые проживают в стране.
фото

Президент В.В.Путин и учебники по истории (материалы к вопросу)

Общий курс российского государства по отношению к преподаванию истории в школе состоит в постоянном, хотя и постепенном её изведении. И в 1993-ем, и 2004 гг., когда утверждались государственные образовательные стандарты (и основанный на них базисный учебный план), число часов на историю сокращалось. В 2011 по ФГОС для старших классов история перестала быть обязательным учебным предметом и перешла в разряд дисциплин по выбору. На практике это означает, что изучать историю в 10-11 классах будут только те, кто собираются сдавать по ней ЕГЭ (то есть планируют поступать в на те специальности, где требуется ЕГЭ по истории и обществоведению). Таких, по опыту предшествующих лет, бывает от 10% до 20% выпускников. Соответственно для тех, кто в выпускных классах историю учить не собирается, - а это абсолютное, подавляющее большинство учеников - курс истории автоматически сократился на 140 часов.
В итоге если в советское время на изучение Великой Отечественной войны учебный план отводил 20 часов, то теперь учитель может использовать в лучшем случае 4 часа.
Отмечу, что в образовавшихся после распада СССР новых независимых государствах образовательная политика в этом отношении прямо противоположна российской. Число часов на изучение национальной истории во всех этих странах (за понятным исключением Туркмении, где обязательное среднее образование было просто отменено) в постсоветское время только увеличивалось.
На этом фоне В.В.Путин начиная с 2001 года уделяет своё президентское внимание учебникам истории.
Надо честно сказать, это внимание не сразу было замечено и оценено обществом. Впервые В.В.Путин заговорил о школьных учебниках истории 29 августа 2001 на заседании Госсовета. Повод ему дал Егор Семенович Строев, гневно высказавшийся о действующих учебниках. Собственно, диалог, произошедший на заседании, приходится складывать из репортажей (стенограммы на сайте Президента РФ нет, есть лишь вступительное и заключительное выступления В.В.Путина, упоминаний об истории не содержащие).
Цитирую репортаж Владимира Шпака во "Времени новостей":
"Егор Строев предложил заняться учебниками и рассказал жуткую историю про учебник истории, выпущенный в Воронежской области. Там, по его словам, написано, что вторую мировую войну выиграли США при поддержке России.
Точку в дискуссии поставил президент. Удовлетворенно отметив, что заседавшие на Госсовете «неплохо расставили акценты», он предложил правительству все эти акценты учесть. Затем президент посетовал на человечество, которое так быстро накапливает знания, что «мы не успеваем ими пользоваться»
"
Теперь процитирую репортаж Ирины Нагорных в "Коммерсанте":
"... Тогда вышел губернатор Орловской области Егор Строев, который посетовал на отсутствие госстандартов в обучении. Чтобы все поняли, о какой масштабной проблеме идет речь, спикер Совета федерации привел пример задачки из виденного им где-то учебника: "Девять первоклассников пришли в столовую. Федя взял компот, и каждый первоклассник плюнул в стакан Феде три раза. Сколько раз плевали первоклассники в Федин компот?" Губернаторы начали предлагать версии.
"Дважды два как было — четыре, так и останется,— прервал их Владимир Путин.— Есть базовые вещи в образовании, на которые мы сегодня правильно обратили внимание. Это наше достояние, и мы должны его сохранять". Вспомнив о вопросе мэра Лужкова, президент распорядился: "Недопустимо, чтобы мы здесь говорили об одном, а в действительности происходило нечто другое. Недопустимо, чтобы мы использовали формулировки с двойным толкованием и чтобы протаскивали то, что мы не обсуждаем". Однако никаких конкретных указаний правительству так и не прозвучало
".
Как видим, слова Строева об учебниках истории прошли мимо внимания журналистки, и к чему, собственно, относились слова Путина о "базовых вещах", "нашем достоянии" и недопустимости "формулировок с двойным толкованием", стало загадкой. Не к задачнику же по арифметике... Спасибо Владимиру Шпаку, сохранившему слова орловского губернатора. Зато Ирина Нагорных передала нам реакцию В.В.Путина на выступление Е.С.Строева.
На следующий день, 30 августа, журналисты и всё общество поняли, что диалог Строева и Путина вовсе не был случайностью и тем более мелочью.
Репортаж Петра Нетребы в "Коммерсанте":
"Перед заседанием правительства Михаил Касьянов заставил своих министров почитать учебники истории по новейшей истории для старших классов средней школы, одобренные Министерством образования, в нескольких десятках различных изданий. Сам премьер также проникся важностью того, каким он войдет в историю. Открывая заседание, Михаил Касьянов с возмущением обратился к министрам: "Неизвестно, кого мы готовим с помощью таких учебников". И привел цитату из учебника о 1999 годе: "Общество пока не переходит грани, отделяющей социально-политический конфликт от гражданской войны".
Собравшиеся министры, проработавшие на госслужбе последние десять лет, с удовольствием зачитывали цитаты о самих себе: "На ключевых государственных постах новой суверенной России в органах власти утвердились старые номенклатурные работники, и одна часть высших чиновников старательно собирает 'компромат' на другую аппаратную группу, и как только та оказывается поверженной, все выявленные 'концы' сразу уходят в воду". Одобривший учебники министр образования Владимир Филиппов угрюмо отмалчивался. Вместо того чтобы уволить явно оскандалившегося министра, Михаил Касьянов вчера, возможно, не без оглядки на будущие учебники истории продемонстрировал либерализм и потребовал от министра всего лишь ограничить количество одобренных учебников тремя изданиями, в которых были бы "сформулированы принципы демократической жизни, проповедуемые большинством населения
"".
Вера Кузнецова и Леонид Петров во "Времени новостей" не столько фиксировали произошедшее на заседании, сколько размышляли о значении события. Но дали важную дополнительную информацию:
"Правительство Михаила Касьянова приняло первое сугубо идеологическое решение. Кабинет решил вложить деньги в историю. Как сообщил газете «Время новостей» один из министров, призовой фонд конкурса по разработке новых учебников отечественной истории может составить не менее 100 тысяч долларов. Конкурс будет объявлен в ближайшее время...
Михаил Касьянов, лично просмотрев содержание десятка учебников отечественной истории, выпущенных в последние два года, говорят, испытал шок. «Если ознакомиться с содержанием этих учебников, вообще непонятно, кого мы готовим из наших выпускников», -- заявил вчера г-н Касьянов на заседании кабинета министров. Особенно премьеру запала в душу цитата: «Общество в самых напряженных ситуациях пока не переходит грань, отделяющую социально-политический конфликт от гражданской войны». Г-н Касьянов подчеркнул, что вышеизложенное не только противоречит закону, но и свидетельствует о том, что правительство вообще не уделяло внимания внедрению проповедуемых демократических принципов.
...Члены кабинета министров единодушно одобрили необходимость создания новых учебников.
...Приглашенные на заседание кабинета министров академики из Института российской истории и из Института всеобщей истории дали оптимистичное обещание премьеру и всему правительству: «Мы, историки, напишем вам нашу историю. Исправим ее по всем необходимым канонам».
"

Победителем конкурса, действительно оперативно проведённого, стал учебник под редакцией Н.В.Загладина, членом Редакционного совета (помимо редактора, у данного учебника был ещё и редсовет) которого был (сюрприз!) губернатор Орловской области Е.С.Строев, а одним из основных авторов - профессор Орловского университета (сюрприз! сюрприз!) С.Т.Минаков.

25 ноября 2003 года министр образования Владимир Филиппов перед заседанием коллегии министерства по вопросу о пожарной безопасности (24 ноября был пожар в общежитии Университете дружбы народов, 37 человек погибли) поделился своими читательскими впечатлениями от учебника истории Игоря Долуцкого. Предоставим слово автору учебника:
"Мой издатель случайно оказалась в министерстве, когда Филиппов произносил свои исторические слова. Она мне и сообщила. Я пошел на «Эхо Москвы». А дальше, как говорил Штирлиц, сидя в подвале у Мюллера, что-то у них не сложилось, что-то я им подпортил, потому что я сидел на «Эхе» и тут бумажку ведущему принесли о том, что сказал Путин. Получилось, что я раньше его обрисовал свою позицию. Он сказал примерно следующее: накопилось очень много шелухи и мусора в истории за последнее время, надо всю эту шелуху и мусор смести и объективно отбирать факты, которые будут служить основой для воспитания патриотизма и всяких там положительных эмоций. Объективно отбирать факты, которые будут служить основой – вот его логика. Как сказали на НТВ, Игорь Долуцкий высказал свою точку зрения, а с ним не согласился президент Путин."

Событие, о котором говорит Долуцкий, произошло 27 ноября 2003 года: В.В.Путин посетил РГБ (поздравить со 175-летием со дня основания) и встретился в её стенах с отечественными историками. На сайте Президента нет списка участников встречи; Андрей Колесников в "Коммерсанте" перечисляет: "Анатолий Кирпичников, профессор Санкт-Петербургского университета и руководитель Староладожской археологической экспедиции, Андрей Сахаров, директор Института российской истории РАН, Владимир Соловьев, историк и писатель, и Александр Чубарян (sic!), директор Института всеобщей истории РАН". Во вступительном слове Президент сказал:
"И второе, на что мне хотелось бы обратить внимание и на что часто обращают внимание люди, которым небезразлична история нашего Отечества, – историческая литература, прежде всего учебная историческая литература.
Совсем недавно я был на совещании в Министерстве обороны и встречался там с ветеранами. Они еще раз подняли вопрос об учебной исторической литературе. Конечно, это неплохо, что у нас появилось большое многообразие литературы подобного рода. Мы, думаю, можем радоваться тому, что ушли от однопартийного и моноидеологического освещения истории нашей страны. Это, конечно, большое достижение, но – думаю, что вы со мной согласитесь, – недопустимо впадать и в другую крайность. Современные учебники, особенно учебники для школ, вузов, не должны становиться площадкой для новой политической и идеологической борьбы. Все-таки в этих учебниках должны излагаться факты истории, они должны воспитывать, особенно в молодых людях, чувство гордости и за свою отечественную историю, и за свою страну.
Я бы не считал правильным занимать значительное время нашей сегодняшней встречи монологами, а с удовольствием послушал бы вас
".
Стенограммы встречи нет, поэтому далее вновь процитирую репортаж Андрея Колесникова:
"Выступил писатель Владимир Соловьев и рассказал, что есть большие проблемы с преподаванием истории. Он сравнил эту ситуацию с тем, как старик Хоттабыч обеспечил мячами всех игроков на поле и как игра после этого потеряла смысл. Он имел в виду, что появилось слишком много учебников истории, по которым все преподают, как им вздумается, "а школьнику надо дозированно преподносить информацию".
Профессор Кирпичников был безоговорочно согласен с этим. Не согласились академик Чубарян
(sic!) и академик (sic!) Сахаров.
— Те учебники, которые выходят из стен Академии наук, самые спокойные и самые рейтинговые. Минобразования, кстати, излишне, бывает, администрирует в этом вопросе (см. материал на этой же странице). Настаивает на каких-то вещах. А нам руководствоваться фактами — и все. Почему, например, у нас война вызывает такие противоречия? — спросил академик
(sic!) Сахаров...
— Отрывают у нас войну от людей, от общества,— сказал Андрей Сахаров.— А пытаются привязать к такому... Когда мне звонит генерал Варенников и говорит, что за основу изложения я должен взять книжку такую-то, я вздрагиваю! У меня же источники, факты...
— А когда он мне звонил, я сказал: давайте конкурировать,— радостно засмеялся академик Чубарян
(sic!).
Президент, надо сказать, никак не комментировал все эти замечания. Таким образом, основные разговоры и битвы впереди.
— Мы, историки Академии наук, Владимир Владимирович, ничего у вас не просим,— закончил господин Сахаров.— И лекции мы читаем бесплатно. С татарами договариваемся, когда историю обсуждаем и битвы некоторые... Сложные это люди, порой сепаратистски настроены. Но ученые могут договориться обо всем. Без денег, без просьб каких-то.
Без папочек, наверняка хотел он добавить.
— А знаете, почему? — спросил президент.— Вам, кроме головы и авторучки, больше ничего и не нужно
."

1 декабря 2003 года Федеральный экспертный совет при министерстве образования снял с учебника Долуцкого гриф "Рекомендовано". Но ситуация продолжала развиваться. Вновь цитирую "Коммерсант":

"В конце декабря в администрацию президента поступило послание от Общероссийского совета ветеранов Великой Отечественной войны, возглавляемого генералом армии Валентином Варенниковым с резкой критикой учебника "Отечественная история. XX век" Игоря Долуцкого. Ветераны, которые приложили к письму выдержки из учебника, были возмущены тоном повествования автора, отсутствием патриотического настроя, а также его предвзятой трактовкой хода Великой Отечественной войны и новейшей истории России вообще. Ветераны, видимо, были не осведомлены, что учебник уже исключен из списка школьной литературы. "Какая разница, снят гриф или нет. Главное, чтобы президент был в курсе, что такой учебник есть",— заявил в связи с этим генерал Варенников.
И глава государства прислушался к мнению ветеранов. В адрес президента РАН Юрия Осипова поступило его письмо. "Я разделяю чувства и мнения ветеранов Великой Отечественной войны, выраженных в их обращении. Поручаю в кратчайший срок с привлечением ученых-историков рассмотреть положение дел с разработкой учебников по истории для средней общеобразовательной школы. О результатах доложить 1 февраля",— пишет президент. Практически одновременно премьер Михаил Касьянов распорядился, чтобы Министерство образования проверило все учебники истории на предмет соответствия федеральным стандартам.
"

В итоге был изменен порядок допуска учебников в школы. Федеральный экспертный совет был распущен, учебники стали проходить экспертизы в РАН и РАО, а по итогам экспертиз грифы "Рекомендовано" или "Допущено" присваиваться приказом министра.

21 июня 2007 года состоялась встреча В.В.Путина с делегатами Всероссийской конференции преподавателей гуманитарных и общественных наук (на конференции обсуждались книги для учителей - по истории под редакцией А.В.Филиппова и по обществоведению под редакцией Л.В.Полякова) . Её стенограмма есть на сайте Президента, что позволяет много и с удовольствием цитировать.

"В.ПУТИН: Прошла конференция. Надеюсь, она была очень интересной...
Практически нет пособий, которые глубоко и объективно отражали бы события новейшей истории нашего Отечества. Учебники по истории и обществознанию подчас «останавливаются» на периоде 90-х годов прошлого века. Или бегло, абстрактно – а подчас и очень противоречиво, мягко говоря, – освещают события самого последнего времени.
Эксперты говорят, что нет также системного изложения большинства тем. Говорят об отсутствии у нас новых направлений и школ, выдвигающих крупные доктрины и способных трактовать события современности. И это при том что российская историческая, правовая и философская школы имеют мировую известность и вошли в классику науки...
Отмечу, что к новому учебному году наши историки и обществоведы получат новые учебные пособия и для учителей. Ждем, что в скором времени учебники такого уровня будут подготовлены и для самих школьников...
И надо продумать специальную систему грантов, поощряющих людей гуманитарной науки, особенно тех, кто готовит современные учебники для вузов и школ. Имею в виду также методические пособия, хрестоматии, атласы и другие подобные издания. Известно, что здесь есть большой разброс и информации, и точек зрения. Причем далеко не все издательства ответственно подходят к содержанию таких пособий. А их деятельность – не просто полиграфическая, а прежде всего образовательная. И потому образовательные стандарты здесь должны быть обязательно обеспечены. Думаю, что эту проблему надо обсудить вместе с представителями издательств. Причем я говорю именно о стандартах образования, а не о стандартизации мышления. Я не говорю о том, что всех нужно «причесать» по единому стандарту, как это было когда-то при господстве одной идеологии. Конечно, в учебниках могут и должны излагаться разные точки зрения на проблемы общественного и государственного развития, но образовательные стандарты качества должны быть обеспечены. И в учебных пособиях, если уж излагаются какие-то позиции, какие-то подходы и какие-то оценки, должна быть представлена альтернативная точка зрения, а не навязываться только одно видение, скажем, на ход и на результаты Великой Отечественной войны, что абсолютно недопустимо, даже подчас бывает оскорбительно для нашего народа. А я видел такие сентенции в учебной литературе.
...
М.ЕРОХИНА: Владимир Владимирович, я тоже представляю высшую школу – Псковский государственный педагогический университет... Ведь на нашу молодежь в последние два десятилетия обрушился такой поток самой действительно разноречивой информации об историческом прошлом. Эта информация – это не только разные концептуальные подходы, разные интерпретации фактов или оценочные суждения, но уже и разная хронология истории. И в этих условиях, наверное, учитель...

В.ПУТИН: Там напишут! Понимаете, ведь многие учебники пишут люди, которые работают за иностранные гранты. Так они исполняют польку-бабочку, которую заказывают те, кто платит. Понимаете? И попадают, к сожалению, в школы, попадают и в вузы.

М.ЕРОХИНА: А вот учитель, он всегда остается, в общем-то, один на один с учениками в классе во все времена и берет на себя ответственность за то, какой в конечном итоге образ прошлого формируется у учеников, какое ценностное отношение ученики будут испытывать по отношению к самым разным, порой действительно противоречивым, страницам нашей истории...

В.ПУТИН: Вы знаете, я позволю себе высказать свою позицию по этой проблеме. Конечно, нужно повышать ответственность издательств. Нужно, чтобы роль государства в лице соответствующего ведомства, которое возглавляет Андрей Александрович Фурсенко, возросла здесь. Но так же, как нельзя навязывать позицию по некоторым оценкам нашей новейшей истории, о которых Вы сейчас сказали: по перестройке, еще по чему-то, – так же нельзя навязывать любую другую точку зрения, в том числе которая кажется представителям сегодняшней власти правильной. Но нужно, не навязывая эту точку зрения, помочь ученику или студенту составить свое собственное представление о тех или других событиях на основе добросовестного изложения фактического материала. Это было бы идеально.

М.ЕРОХИНА: Как раз в учебниках истории авторы стараются представить методический аппарат такими вопросами и заданиями, которые действительно учат детей мыслить…

В.ПУТИН: Вы знаете, извините, я уже приводил примеры с абсолютно недостойным изложением хода и результатов – это наиболее яркий и понятный всем нам пример, – недостойным изложением хода и результатов Второй мировой войны. Если бы там было написано, что Великобритания потеряла примерно 300 тысяч человек во Вторую мировую войну, а мы – 27 миллионов; сколько было, как раньше в учебниках писали, подразделений, дивизий, личного состава и техники у нацистской армии на Восточном фронте и сколько на других фронтах; какие были результаты в первый период, во второй и так далее, – тогда можно было бы все, что угодно написать. Вывод автор этого учебника мог бы сделать какой угодно, но когда учащийся прочитает это все, сделает сопоставительный анализ с тем, что происходило на втором фронте, когда он был открыт и так далее, – тогда он придет к собственному пониманию роли и значения нашей страны в победе над фашизмом. Но это должно быть изложено добросовестно, а не предвзято.

Вот, считаю, чего нам нужно добиваться: не навязывать свою точку зрения – повторяю, сегодняшние представители власти не должны навязывать; но нужно добиться того, чтобы грамотно и добросовестно был изложен фактический материал. Ясно, что автор любого учебного пособия не может обойтись без своей собственной точки зрения. Но она должна быть изложена корректно и не навязываться. Я более чем уверен, что это пойдет на пользу. Это будет помогать нам ориентироваться в мировом пространстве и будет создавать у наших граждан, прежде всего молодых граждан, чувство гордости за свою страну, потому что нам есть чем гордиться.
...
В.ПУТИН: Спасибо большое... Что же касается каких-то проблемных страниц в нашей истории – да, они были. Так они были в истории любого государства! И у нас их было меньше, чем у некоторых других. И у нас они не были такими ужасными, как у некоторых других. Да, у нас были страшные страницы: давайте вспомним события начиная с 1937 года, давайте не будем об этом забывать. Но и в других странах было не менее, пострашнее еще было. Во всяком случае, мы не применяли ядерного оружия в отношении гражданского населения. Мы не поливали химикатами тысячи километров и не сбрасывали на маленькую страну в семь раз больше бомб, чем за всю Великую Отечественную, как это было во Вьетнаме, допустим. У нас не было других черных страниц, таких как нацизм, например.

Да мало ли чего было в истории каждого государства и каждого народа! И нельзя позволить, чтобы нам навязывали чувство вины, – о себе пускай подумают. Но мы для себя должны не забывать об этом – и мы не будем об этом забывать. Но при всем при том мы, конечно, будем исходить из того, что важнейшим принципом и способом организации нашего государства и общества, конечно, будет ориентация на нужды, на запросы гражданина, на его развитие, на его защиту. Демократия и будет способом организации нашего общества и государства.
"

Однако проблемы с учебниками так и не были решены. 19 февраля 2013 года Президент В.В.Путин провёл заседание Совета по межнациональным отношениям. Открывая его, он сказал:

"Второй момент – роль школы в формировании культуры взаимоотношений между людьми разных национальностей, укреплении атмосферы взаимоуважения между ними. Это системная, комплексная и творческая работа, и она должна отвечать и интересам, запросам детей, и современным общественным реалиям. Подчеркну, что формальные нравоучения здесь абсолютно неприемлемы и неэффективны, а порой даже и контрпродуктивны.

Возможно, стоит подумать о единых учебниках истории России для средней школы, рассчитанных на разные возрасты, но построенных в рамках единой концепции, в рамках единой логики непрерывной российской истории, взаимосвязи всех её этапов, уважения ко всем страницам нашего прошлого. И, конечно, нужно на конкретных примерах показывать, что судьба России созидалась единением разных народов, традиций и культур.

Добавлю, что учебники для школы должны быть написаны хорошим русским языком (я с этого начал) и не иметь внутренних противоречий и двойных толкований. Это должно быть обязательным требованием ко всем учебным материалам.

Правильно, если к созданию общероссийского учебника истории будут привлечены специалисты не только Минобразования, но и Российской академии наук, а также двух старейших российских общественных объединений, которые сейчас возобновляют свою деятельность, – имею в виду Историческое и Военно-историческое общества.
"

Предложение Президента на заседании поддержали директор Института российской истории РАН Юрий Петров и министр образования и науки Дмитрий Ливанов. Работа закипела...

Завершая наш вынужденно краткий обзор, замечу - как легко видеть, претензии В.В.Путина к школьным учебникам по истории с 2001 по 2013 гг. практически одни и те же. Словесное их оформление может быть лаконическим, может быть подробным, но суть одна. И хотя вроде бы всякий раз слова Президента подхватывались буквально на лету, вскоре их приходилось повторять. Такая печальная цикличность...

Ну и чтоб два раза не вставать - о некоторых заинтересованных лицах и группах. Вновь цитирую:
"Только ленивый не прокомментировал скандал со школьным учебником истории под редакцией Игоря Долуцкого... "Случай Долуцкого" - не оригинален; это всего лишь новый эпизод в давней войне, которую Минобраз ведет за ограничение и контроль рынка школьных учебников и программ... Цель, повторяю, не Долуцкий; цель - передел рынка учебников. А средство - пафосные слова об идеологии и политической борьбе". Это Александр Архангельский в "Известиях" писал 1 декабря 2003 года.
фото

"К барьеру!" год спустя, часть 3

ГОЛОС ЗА КАДРОМ: Участники дуэли готовятся к третьей, завершающей схватке. Им предстоит отвечать на вопросы Владимира Соловьева. Схватка третья.
ВЕДУЩИЙ: Владимир Абдуалиевич, объясните мне, пожалуйста. Был ли кто-нибудь из правоохранительных органов награжден за проведение операции?
ВЛАДИМИР ВАСИЛЬЕВ: Я этого не знаю.
Collapse )
ГОЛОС ЗА КАДРОМ: По результатам голосования телезрителей победил Владимир Васильев.
ВЕДУЩИЙ: Я не согласен с вами, но готов отдать жизнь лишь бы вы имели возможность высказать свое мнение. Сказал Вольтер. Мы готовы предоставить такую возможность, как нашим участникам, так и вам. До встречи в следующий четверг.